Проверка доказательств на предмет фальсификации

Самое важное в статье: "Проверка доказательств на предмет фальсификации" с экспертными комментариями. Если возникли вопросы - задавайте их нашему дежурному эксперту.

Фальсификация доказательств: как выявить ее в арбитражных и уголовных делах

Как распознать фальсификацию доказательств без проведения экспертизы, на какие хитрости идут адвокаты, чтобы поймать оппонентов на подмене документов, и когда суд не будет вдаваться в подробности действительности доказательств. Кроме этого, эксперты «Право.ru» рассказывают, как убедить суд провести экспертизу в том учреждении, которое предлагаете вы, и почему показания свидетелей порой важнее экспертизы.

В середине ноября этого года до Экономколлегии Верховного суда дошло дело, в котором банк-кредитор уверял, что требования другого кредитора должника основываются на мнимом договоре поручительства. Кредитная организация указала в письменных возражениях на то, что спорный документ подписали позднее проставленной на нём даты, чтобы не нарушался срок исковой давности. Но первая инстанция не стала вникать в вопрос о фальсификации. В определении суд указал, что заявление о фальсификации нужно делать по правилам ст. 161 АПК, то есть одновременно просить провести экспертизу давности изготовления спорной бумаги. Банк этого не сделал, поэтому следует считать, что о фальсификации в деле не заявлялось, решил суд (дело № А56-71402/2015).

Апелляция и Окружной суд оставили такое решение без изменений. Хотя банк настаивал, что АПК не запрещает заявить о фальсификации в письменных возражениях и суд обязан в любом случае рассмотреть этот вопрос. Лишь Экономколлегия ВС согласилась с доводами банка, отменила акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение (см. «ВС разбирался, как правильно заявлять о фальсификации доказательств»). Вообще же, юристам часто приходится сталкиваться с фальсификацией доказательств со стороны их недобросовестных оппонентов.

Фальсификации в арбитражных и гражданских делах

По словам Виктора Гербутова, партнера юрфирмы Noerr, в арбитражном и гражданском процессах чаще всего фальсифицируют письменные доказательства. Он объясняет это сравнительной легкостью подлога и значимостью таких доказательств в российском процессе. Если говорить о конкретных категориях арбитражных споров, то в коммерческих разбирательствах обычно фальсифицируются те доказательства, с помощью которых одна из сторон хочет доказать или опровергнуть наличие задолженности, говорит Сергей Коновалов, юрист «Saveliev, Batanov & Partners». Речь идет о договорах, актах сверки расчетов, актах приема-передачи работ.

В делах о банкротстве пытаются подделать договоры займа и поручительства, поясняет эксперт: «Именно с помощью этих документов аффилированные кредиторы собираются создать контролируемое банкротство или уменьшить конкурсную массу». В корпоративных разбирательствах недобросовестная сторона часто представляет искаженные решения органов управления и протоколы собраний, предупреждает Коновалов. Кроме перечисленного, в арбитражных делах можно столкнуться и с фиктивными ценными бумагами. Вексель – излюбленное поле творчества для мошенников всех мастей, говорит партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев: «Виной этому правовая природа вексельного обязательства – абстрактного и безусловного».

Но в любом случае чаще всего фальсифицируют те документы, на которых нужно «проставлять» меньше реквизитов, рассказывает Мария Сидорова, партнер АБ «А2.Адвокаты». В судах общей юрисдикции в таких случаях доходит до курьезов. Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры», вспоминает, как однажды его оппоненты в СОЮ представили договор купли-продажи, якобы заключенный задолго до того, как аналогичное соглашение подписали с клиентом эксперта. Но уже шапка документа выдала в бумаге «фальшивку», говорит адвокат: «В ней фигурировали паспортные данные, которые могли появиться лишь спустя два года, после подписания этого договора».

[1]

Подлоги в уголовном процессе

А вот в уголовном процессе подделкой доказательств в подавляющем большинстве случаев занимаются сотрудники правоохранительных органов, констатирует Денис Саушкин, управляющий партнер АБ «ЗКС»: «Как правило, фальсифицируют протоколы различных осмотров, допросов свидетелей и потерпевших». По словам управляющего партнера АБ «ЕМПП» Сергея Егорова, следователи могут оформить протокол допроса несуществующего свидетеля, в который вносятся заведомо ложные данные. Иногда выясняется, что подписанта в это время не было в стране или он уже умер давно, делится курьезами Саушкин. Порой обвиняемые и их защитники с удивлением замечают, что в некоторых документах от их имени стоит подпись, сделанная не их рукой, добавляет руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов. Еще одна хитрость правоохранителей – в документе внезапно меняется дата его составления, чтобы бумага попадала под процессуальный срок, рассказывает юрист.

Но явная фальсификация доказательств в рамках уголовного дела встречается нечасто, уверяет Егоров. Во-первых, это все же преступление (ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ), отмечает эксперт. А во-вторых, закон предоставляет следователю все необходимые возможности, чтобы собрать нужные стороне обвинения доказательства и повлиять на допрашиваемых свидетелей, исказив их действительные показания, говорит юрист. По его мнению, недобросовестному опытному следователю не надо ничего фальсифицировать для достижения нужного результата: «Где-то можно мягко надавить на свидетелей – и они дадут необходимые показания. А какие-то доказательства, которые не ложатся в русло обвинения, можно в уголовное дело вообще не приобщать».

Как распознать юридические подделки

Чтобы распознать «фальшивку» в уголовном деле, адвокату не нужно обладать какими-то специальными познаниями, уверяет Егоров. По его словам, защитнику достаточно внимательно изучить материалы дела и пообщаться с доверителем, чтобы выявить подделку. Иногда можно пойти и на хитрость самому адвокату, говорит Хутов. Он рассказывает, что некоторые защитники при ознакомлении с материалами уголовного дела на особенно важных документах ставят невидимые пометки: «Если какой-то лист пропадет, то пометки на нем не будет и появится возможность доказать подмену». А вот в арбитражных и гражданских делах юристу бывает довольно сложно распознать сфальсифицированные доказательства, кроме случаев грубой подделки, отмечает Гербутов. В такой ситуации лучшим помощником юриста будут доверительные отношения с клиентом, который сможет дать необходимые пояснения, не стесняясь неудобной истины, утверждает Газдиев.

Если речь идет о подделке подписи, то тут юристу может помочь эксперт, который сопоставит бумаги и зачастую без проведения исследования «на глаз» сможет определить, является ли оспариваемая подпись поддельной, говорит Сидорова. В любом случае, на потенциальную подложность доказательства укажет тот факт, что оппонент представляет бумагу, которая резко противоречит стандартной форме и стилю других документов сторон, объясняет Евгений Лиджиев, юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры». Так что, когда кто-то что-то подделывает, это все равно становится видно, делится опытом старший юрист «Монастырский, Зюба, Степанов и партнеры» Михаил Осипов: «Всегда остаются какие-то несостыковки».

Читайте так же:  Можно ли отсрочить выплату алиментов на второго ребенка, если первый живет со мной

Как правильно заявлять об экспертизе

При малейших сомнениях в подлинности документа надо обязательно заявлять о его фальсификации в суде первой инстанции, советует Максим Степанчук, партнер КА «Делькредере»: «Без такого заявления существует риск, что суд не будет вдаваться в вопрос действительности доказательства». Просьба провести экспертизу, которая не сопровождается заявлением о фальсификации доказательства, как правило, отклоняется судами, сразу предупреждает Гербутов: «Это вызвано тем, что обычное ходатайство об экспертизе не обязательно для суда, и такие просьбы часто используются для недобросовестного затягивания процесса». Кроме этого, важно помнить, что сторона, заявившая о фальсификации, может нести уголовную ответственность за заведомо ложный донос, предостерегает эксперт. Вязовик замечает, что для проверки заявления о фальсификации письменных доказательств суд не во всех случаях назначает экспертизу. Суд может проверить подлинность документов и другими способами, в частности, вызвав на заседание свидетелей, объясняет Коновалов, приводя в пример такие решения Окружных судов в делах № А75-5827/2013, № А56-35183/2014 и № А19-3883/2013.

Понимая, что передо мной подделка, прежде чем просить назначить экспертизу, я часто совершаю следующий процессуальный маневр. Сначала я прошу суд предложить оппоненту представить на обозрение оригинал документа. В некоторых случаях уже на этой стадии смелость «фальсификаторов» заканчивается, и они ограничиваются лишь копией, что при наличии заявления о фальсификации лишает такое доказательство силы. Если всё же оригинал представляют, я сразу прошу приобщить его в материалы дела, мотивируя это тем, что к моменту назначения экспертизы оригинал может исчезнуть. Помню, как в одном из дел суд не удовлетворил моё ходатайство, а в следующее заседание вместо оригинала бумаги оппонент представил справку о том, что у него украли портфель с оспариваемым документом внутри.

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры»

В уголовных делах по этому вопросу своя специфика. Саушкин поясняет, что заявлять о фальсификации в суде надо только после оглашения доказательства, которое вызывает сомнения, и тогда уже ходатайствовать о назначении необходимых экспертиз: «Если это сделать до оглашения, то обвинение может вообще не использовать спорное доказательство, либо попытаться легализовать «фальшивку» другими способами». В идеале же ходатайство о назначении экспертизы стоит заявлять еще на этапе предварительного следствия, поскольку суд реже идет навстречу адвокатам в этом вопросе, утверждает адвокат МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг.

Хутов обращает внимание еще и на пробел, который содержит УПК по этому вопросу. В законодательстве предусмотрена обязанность следователя знакомить обвиняемых и их защитников с постановлением о назначении экспертизы, но не указано – в какой срок. Из-за этого следователь знакомит с таким постановлением фактически уже после получения результатов исследования, объясняет Хутов: «Таким образом, фактически нарушается право обвиняемого на постановку эксперту вопросов и предложение другого экспертного учреждения». В такой ситуации имеет смысл самостоятельно обратиться к специалисту и провести необходимое исследование, которое может опровергнуть экспертизу следователя, советует юрист.

Добиться экспертизы у определенного специалиста

Добиться назначения экспертизы – это еще половина дела. Важно, чтобы исследование проводили специалисты, которые являются профессионалами в той области, которая вызвала споры у сторон. Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права», замечает, что российский суд не связан какими-либо конкретными требованиями при выборе эксперта: «Поэтому важно убедить, что ваши кандидатуры проведут экспертизу лучше, чем предложенные оппонентами». Упор следует делать на стоимость и сроки проведения экспертизы – судьи стеснены административными регламентами и по возможности стремятся завершить рассмотрение дела в максимально короткие сроки, добавляет Газдиев: «Эксперт, предлагающий свои услуги быстро и недорого, будет фаворитом». Также важны регалии экспертов (дипломы, сертификаты, данные о научных работах), отмечает Осипов. Кроме этого, он советует проанализировать практику по конкретному судье, чтобы понять, с какими экспертами он работает и как часто назначает «сторонних» экспертов.

Почему важна методика исследования

В деле № А40-71125/2015 суд признал недопустимой почерковедческую экспертизу, которая показала, что документы от имени поставщика подписаны ненадлежащим лицом. Суд указал на нарушения методики проведения исследования, а именно – на недостаточный объем образцов почерка, предоставленных для экспертизы (см. «Верховный суд объяснил, почему признаки «однодневки» у контрагента – это не страшно»).

Источник: адвокат МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг

Китсинг дополнительно предлагает акцентировать внимание и на преимуществе методик, которые используют конкретные эксперты. А в уголовных делах суды обычно назначают проводить экспертизу в госучреждениях, констатирует Саушкин. Тогда уже адвокатам надо работать с качеством итогового заключения такого исследования и в случае необходимости просить назначить дополнительную или повторную экспертизы, резюмирует юрист.

Вопросы квалификации фальсификации доказательств по уголовному делу *

Белозерских А.Н., аспирант Юридического института Красноярского государственного аграрного университета.

В статье анализируются объективные и субъективные признаки состава фальсификации доказательств по уголовному делу. Автором приводятся примеры судебно-следственной практики, демонстрирующие проблемы юридической оценки данного преступления в правоприменительной деятельности. Предлагаются собственные варианты квалификации данного преступления.

Ключевые слова: состав преступления, признаки, фальсификация, доказательства, уголовное дело, квалификация, правоприменительная практика, общественно опасное деяние.

The article analyses objective and subjective features of the elements of falsification of evidence in criminal case. The author gives examples of judicial-investigation practice demonstrating the problems of legal evaluation of the said crime in law-application activity; proposes his own variants of qualification of the said crime.

Key words: elements of crime, features, falsification, evidence, criminal case, qualification, law-application practice, publicly dangerous action.

Читайте так же:  Оценка рыночной стоимости автомобиля для нотариуса

В уголовно-правовом смысле общественно опасное деяние рассматриваемого преступления состоит в искажении сведений (фактических данных), необходимых для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, т.е. речь идет об определенных манипуляциях с материальными носителями доказательственной информации: вещественными доказательствами, заключениями эксперта, иными документами.

Гааг И.А. Уголовно-правовое понятие фальсификации // Актуальные проблемы права и правоприменения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Кемерово, 22 мая 2007 г.) / Отв. ред. Н.И. Опилат. Омск: Академия МВД России, 2007. С. 69.
См.: Уголовное дело N 14050120, возбуждено 22 января 2004 г. // Архив Железнодорожного районного суда г. Красноярска.

Сычев Д. Фальсификация доказательств // Законность. 2008. N 9. С. 46.
См.: Дело N 2-199/05 // Архив Красноярского краевого суда.

См.: Тепляшин П.В. Преступления против правосудия: Учеб. пособие. Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2004. С. 86.
Чучаев А., Дворянсков И. Фальсификация доказательств // Уголовное право. 2001. N 2. С. 47.
Кибальник А., Майборода В. Фальсификация доказательств: Уголовная ответственность // Законность. 2009. N 1. С. 15.
См.: Приговор в отношении С. от 21 апреля 2004 г. // Архив Железнодорожного районного суда за 2004 г.

Стоит признать, что фабрикация документов, которые по тем или иным причинам не были приняты судом и не рассматривались в качестве доказательств, также образует состав преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ, так как действия предъявителя поддельных доказательств не зависят от судебной оценки представляемых суду фиктивных документов.

Существует несколько подходов к решению вопроса о том, с какого момента фальсификация доказательств по уголовному делу является оконченной. Согласно первому подходу фальсификация имеет место в действиях преступника с момента предъявления суду сфальсифицированного доказательства . В соответствии с другим подходом фальсификация доказательств будет окончена только в случае приобщения подложного доказательства к материалам соответствующего дела в порядке, установленном процессуальным законодательством . По мнению В. Сверчкова, моментом окончания следует считать предъявление фальсифицированного доказательства в качестве подлинного или когда вещи, предметы, документы выдаются за доказательства .

См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М.: Юрист, 2004. С. 364.
См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Юрайт, 2004. С. 498.
См.: Сверчков В. Фальсификация доказательств // Законность. 2001. N 1. С. 11 — 13.

Следует присоединиться к мнению А.С. Феофилактова, что для ответа на данный вопрос необходимо закрепить в законодательстве понятие фальсификации доказательств . По его мнению, «если обратиться к принятой в науке трактовке фальсификации как искажению действительной сущности объектов, выступающих в суде в качестве доказательств, то действия преступника можно квалифицировать по ст. 303 УК РФ с момента, когда им создано подложное доказательство, независимо от факта его предоставления в судебные или следственные органы. Вместе с тем правоприменительная практика свидетельствует, что в большинстве дел, возбужденных по фактам фальсификации доказательств, подложные источники доказывания были использованы виновными лицами в ходе судопроизводства в собственных интересах. Причем если в гражданском процессе достаточно лишь представления доказательств в суд, то по уголовным делам фальсифицированные доказательства, как правило, приобщаются к материалам дела» . Однако при фальсификации защитником доказательств, еще не введенных в уголовный процесс, преступление окончено с момента ходатайства защитника о приобщении к уголовному делу неких документов или предметов (веществ) в качестве доказательства.

См.: Феофилактов А.С. Проблемы уголовно-правовой квалификации фальсификации доказательств // Адвокатская практика. 2007. N 3. С. 33.
Там же.

Вопрос об отнесении формы общественно опасного деяния при фальсификации доказательств к действию или бездействию в юридической литературе решается неоднозначно. Большинство исследователей этой проблемы утверждают, что рассматриваемое преступление выражается только в форме действия , другие — как в форме действия, так и в форме бездействия . Исследование материалов судебно-следственной практики (всего 102 уголовных дела) показало, что во всех случаях фальсификация доказательств проявляется именно в форме общественно опасного действия, т.е. характеризуется активным в уголовно-правовом смысле поведением виновного.

См.: Лопатин К.Г. Уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу: Дис. . к.ю.н. Красноярск: Государственный университет, 2006. С. 78.
См.: Метельский П.С. Привлечение к ответственности за фальсификацию доказательств по уголовному делу // Уголовный процесс. 2009. N 1. С. 12.

Метельский П.С. Указ. соч. С. 12.

Субъективная сторона фальсификации доказательств по уголовному делу характеризуется виной в форме прямого умысла. При этом содержание прямого умысла предполагает: осознание общественной значимости совершаемого действия (бездействия) (конфликтности с чьим-либо интересом); предвидение причинения какого-либо вреда; желание причинить указанный вред. Субъект преступления, безусловно, осознает, что посягает на охраняемые уголовным законом интересы, так как обладает соответствующими знаниями, как правило, опытом работы, юридическим образованием. Соответственно, данное лицо сознательно фальсифицирует доказательства, что говорит о наличии именно прямого умысла.

Следующим компонентом, характеризующим интеллектуальный момент прямого умысла, выступает предвидение возможности и неизбежности причинения вреда интересам правосудия вследствие фальсификации доказательств, т.е. лицо осознает, что его действия по фальсификации доказательств неизбежно приведут к искажению истины по уголовному делу, а в некоторых случаях сделают невозможным ее достижение.

Волевой момент прямого умысла при совершении рассматриваемого преступления выражается в желании лица совершить определенные действия, посягающие на общественные отношения по представлению суду достоверных и допустимых доказательств, понимая (осознавая) их вредоносность. Лицо целенаправленно стремится к осуществлению определенных действий и желает причинить определенный вред общественным отношениям, регулирующим и охраняющим поступление суду достоверных и допустимых доказательств.

Итак, лицо, совершающее исследуемое преступление, осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность и неизбежность причинения вреда интересам правосудия и желает, чтобы суд получил (или вовсе не получил) достоверные и допустимые оказательства. В судебно-следственной практике встречаются случаи, когда виновное лицо утверждает, что, фальсифицируя доказательство, оно действовало не с прямым умыслом. Суды справедливо не учитывают это утверждение виновных как основание отсутствия субъективной стороны состава преступления. Так, следователь СУ при УВД г. Минусинска М. в один из дней до 24 сентября 2004 г., не допрашивая свидетеля, сфальсифицировал допрос Ширяева. На суде следователь М. заявил, что «прямого умысла и мотивов фальсификации доказательств у него не было» .

Читайте так же:  Продажа квартиры через опеку

Дело N 33/07 // Архив Красноярского краевого суда за 2007 г.

Исследуемое преступление невозможно совершить в форме косвенного умысла, суть которого определяется безразличным отношением к последствиям. Ведь законодательная конструкция рассматриваемого преступления сформулирована по типу формальной. Материальные последствия не входят в число обязательных признаков состава, и именно поэтому субъективное отношение к ним для квалификации и привлечения к уголовной ответственности значения не имеет. Следовательно, в подобных нормах психическое отношение виновного лица определяется только по отношению к факту его общественно опасного поведения. Соответственно, волевое содержание виновного к самому деянию может выражаться только в форме прямого умысла.

Вышеизложенный анализ проблем квалификации фальсификации доказательств по уголовному делу призван проиллюстрировать мысль о необходимости дальнейшего изучения перспектив совершенствования и конкретизации признаков данного преступления.

[3]

Проверка фальсификаций

Анжела Потеева, заместитель председателя Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда.

Видео (кликните для воспроизведения).

Татьяна Корюкаева, заместитель руководителя секретариата Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда.

Суды до сих пор не пришли к единому мнению, заявление о фальсификации каких доказательств должен проверять суд апелляционной инстанции — любых или только дополнительных. Судьи Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда исходят из возможности рассмотрения заявления о фальсификации лишь дополнительных доказательств, и у них есть весомые аргументы так думать. Данная статья продолжает начатую в N 34 (539) газеты «ЭЖ-Юрист» серию публикаций о проблемах применения судами ст. 161 АПК РФ.

Апелляция полная и неполная

Определение пределов рассмотрения арбитражным судом апелляционной инстанции заявления о фальсификации доказательства является проблематичным из-за отсутствия в теории права, в действующем законодательстве и судебной практике четкого ответа на вопрос, в каком виде существует апелляция в российском арбитражном процессе — полном или неполном.

Сущность полной апелляции состоит в том, что требование, рассмотренное судом первой инстанции, пересматривается по апелляционной жалобе судом апелляционной инстанции. В связи с этим стороны вправе ссылаться на новые факты, представлять новые доказательства, вносить новые возражения. Суд не связан результатами процесса в первой инстанции.

При неполной апелляции проверяется сам процесс в суде первой инстанции и его решение. Из этого следует, что стороны не имеют права ссылаться на новые факты, представлять новые доказательства. Производство в суде апелляционной инстанции направлено не на новое разбирательство дела, а на проверку решения. В связи с этим неполная апелляция имеет своей целью исправить ошибки суда, но не сторон (Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М.: Городец, 2005).

На сегодняшний день апелляция в арбитражном процессе России совмещает эти признаки. В ст. 269 АПК РФ закреплены такие особенности полной апелляции, как невозможность направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, осуществить повторное рассмотрение дела, исследовать фактическую и правовую стороны дела в полном объеме (Жилин Г.А. Апелляция: полная и неполная // ЭЖ-Юрист. 2003. N 21).

Однако для этого вида апелляции не характерны правила ст. 268 АПК РФ о принятии дополнительных доказательств при наличии ряда условий: лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их предъявления в суд первой инстанции по независящим от него причинам, и суд признает эти причины уважительными; документы представлены с отзывом на апелляционную жалобу для обоснования возражений; ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или истребовании письменных и вещественных доказательств могут быть удовлетворены апелляционным судом, если судом первой инстанции было отказано в их исследовании или истребовании. Ограничение представления и исследования новых доказательств в апелляционном суде позволяет утверждать о неполной апелляции в российской арбитражной системе (Комментарий к АПК РФ / Под редакцией П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007. С. 956).

Снятие ограничений

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 19.06.97 N 11 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в апелляционной инстанции», действующем до сих пор, разъяснено, что дополнительные доказательства могут быть не приняты апелляционной инстанцией суда, если будет установлено, что заинтересованное лицо в суде первой инстанции вело себя недобросовестно и не представило этих доказательств с целью затянуть процесс.

В информационном письме ВАС РФ от 31.03.97 N 12 арбитражным судам рекомендовано учитывать, что рассмотрение апелляционной инстанцией дополнительных доказательств без обоснования заявителем невозможности их представления в суде первой инстанции не может служить основанием для отмены законного и обоснованного постановления.

Указанные разъяснения, подтвержденные последующей судебной практикой, были восприняты как снятие установленных судом ограничений на принятие судом апелляционной инстанции дополнительных доказательств, что, по мнению ряда ученых, могло привести не только к нарушениям прав организаций в арбитражном процессе, но и к внутренней дисгармонии арбитражного судопроизводства, к падению значимости и авторитета суда первой инстанции.

Позиция изменилась

В более поздних судебных актах ВАС РФ ограничил полномочия апелляционной инстанции в части принятия новых доказательств. Так, Постановлением от 24.07.2007 N 1461/07 признано необоснованным приобщение апелляционной инстанцией копий 28 новых счетов-фактур с исправленными ИНН без проверки их на предмет относимости, допустимости и достоверности. Определением от 03.12.2007 N 15296/07 подтверждены выводы о нарушении установленных ст. 286 АПК РФ пределов рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, истребовавшим по собственной инициативе у административного органа дополнительные доказательства и на их основе отменившим решение суда первой инстанции.

ФАСы солидарны

Практика судов кассационных инстанций в большинстве своем также исходит из возможности приобщения в апелляционном суде дополнительных доказательств с соблюдением ограничений, установленных ст. 286 АПК РФ. В Постановлениях ФАС СЗО неоднократно указывалось на возможность приобщения апелляционным судом дополнительных доказательств лишь при наличии обоснования невозможности представления их в суд первой инстанции и признания судом этих причин уважительными (Постановления от 21.03.2005 N А13-7534/04-17, от 22.09.2006 N А56-15939/2005, от 26.02.2007 N А56-8088/2006, от 26.02.2007 N А13-4555/2006 и др.). Аналогичная позиция высказана ФАС МО (Постановления от 05.09.2007 N КГ-А40-7566/07, от 28.04.2008 N А40-45980/07-150-402), ФАС ВВО (Постановления от 31.07.2006 N А29-9029/2005-А29-8990/2005-3Б, от 16.04.2007 N А39-1188/2006-7/14, от 03.08.2007 N А43-31506/2006-2-610), ФАС ПО (Постановления от 09.11.2007 N А12-35324/05-С16, от 12.02.2008 N А65-27867/2006), ФАС УО (Постановления от 03.07.2003 N Ф09-1717/03-ГК, от 01.09.2005 N Ф09-2794/05-С4).

Читайте так же:  Способы возврата налогового вычета при покупке квартиры у родственников. можно ли получить денежную

Камень преткновения

Учитывая законодательно установленные ограничения в исследовании апелляционным судом новых доказательств и соотнося их с положениями ст. 161 АПК РФ, можно сделать вывод, что суд апелляционной инстанции компетентен рассматривать заявление о фальсификации дополнительно представленного и принятого апелляционным судом в порядке ч. 2 ст. 268 АПК РФ доказательства.

ВАС РФ по данному вопросу не определился, вследствие чего судебная практика округов складывается неоднозначно: имеются судебные акты в пользу данной точки зрения (Определения ВАС РФ от 04.04.2007 N 3395/07, от 25.07.2007 N 7694/07, от 25.07.2007 N 8684/07; Постановления ФАС ВСО от 24.05.2007 N А19-12795/06-6-Ф02-2963/07; ФАС ПО от 10.03.2006 N А12-25697/2004-С35). В ряде случаев поддерживается позиция, согласно которой суд апелляционной инстанции обязан проверить заявление о фальсификации любых доказательств, как представленных в суд первой инстанции, так и непосредственно в апелляцию (Определения ВАС РФ от 30.11.2007 N 15776/07, от 14.02.2008 N 1516/08, от 24.04.2008 N 5046/08, от 27.06.2008 N 8272/08; Постановления ФАС МО от 28.02.2007 N КА-А40-532/07; ФАС УО от 23.11.2005 N Ф09-4307/04-С4, от 27.06.2007 N Ф09-4838/07-С4, от 06.08.2007 N Ф09-5582/07-С6 и др.).

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд исходит из возможности рассмотрения заявления о фальсификации лишь дополнительных доказательств, представленных и принятых судом апелляционной инстанции (дела N А05-11829/2007, А05-1512/2008, А13-4555/2006, А13-6917/2007, А52-3453/2007, А66-7038/2007, А66-7794/2007).

По нашему мнению, изменение системы арбитражных судов, создание арбитражных апелляционных судов, территориально удаленных от судов первой инстанции, усиливает роль и значение суда первой инстанции как единственного суда, рассматривающего спор по существу, способствует повышению ответственности сторон при реализации ими процессуальных прав и выполнении процессуальных обязанностей, эффективной проверке судебных актов и в итоге эффективному отправлению правосудия.

Если ходатайство отклонено

В рамках рассматриваемой проблемы остается нерегламентированным вопрос о последовательности действий суда в случае отклонения ходатайства о приобщении доказательства, достоверность которого подвергается сомнению. В этих условиях заявление о фальсификации лишается смысла. Однако вопрос в том, какое определение должен вынести апелляционный суд: признать заявление о фальсификации необоснованным либо возвратить заявление ввиду отсутствия предмета исследования.

Представляется, что при отклонении судом ходатайства о приобщении якобы сфальсифицированного доказательства суду в первую очередь необходимо выяснить позицию заявителя — настаивает ли он на рассмотрении заявления о фальсификации. Если не настаивает, его мнение отражается в протоколе судебного заседания и заявление возвращается заявителю, о чем выносится протокольное определение.

В случае, когда заявитель настаивает на рассмотрении заявления о фальсификации, суд не вправе вернуть такое заявление, так как обратное явилось бы нарушением прав участвующего в деле лица, закрепленных в ст. 41 АПК РФ. В то же время признание заявления о фальсификации необоснованным является результатом проверки такого заявления по существу, а ввиду отсутствия доказательства его рассмотрение на предмет достоверности с соблюдением процедуры, установленной ст. 161 АПК РФ, невозможно. Полагаем, такое заявление необходимо расценивать как некое ходатайство, иное заявление либо мнение стороны по делу и давать оценку изложенным в нем доводам при вынесении судебного акта.

Способы проверки

На стадии проверки обоснованности заявления о фальсификации суду целесообразно выяснить позицию заявителя о возможных, по его мнению, способах проверки факта фальсификации (истребование доказательств, допрос свидетелей, проведение экспертизы и т.п.), а также заслушать мнение обвиняемой стороны по предложенным мероприятиям проверки.

После этого судом выносится определение, в котором фиксируются выбранные им процессуальные действия.

  1. Суд вправе как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе вызвать в судебное заседание свидетеля — лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство (ст. 88 АПК РФ).
  2. Суд вправе как по ходатайству стороны, так и по собственной инициативе истребовать доказательство от лица, у которого оно находится (ст. 66 АПК РФ).

Более расширительное применение положений ст. 66 АПК РФ, по нашему мнению, является оправданным для случая проверки заявления о фальсификации. Части 4 и 5 названной нормы предоставляют суду право истребовать по собственной инициативе доказательство, находящееся у органов государственной власти и местного самоуправления, их должностных лиц по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, а по другим делам — при наличии ходатайства стороны, в случае если у заявителя такого ходатайства отсутствует возможность самостоятельно получить это доказательство. Указанные положения являются реализацией принципа равноправия сторон и состязательности процесса.

В то же время при наличии заявления о фальсификации закон обязывает суд провести проверку обоснованности заявления, при этом формы и способы проверки оставляет на усмотрение суда. Ограничение полномочий суда буквальным толкованием положений ст. 66 АПК РФ может привести к неполному исследованию обстоятельств дела, например, когда по спору между двумя хозяйственными обществами ходатайство об истребовании доказательств ни истцом, ни ответчиком не заявлено.

  1. Суд вправе как по ходатайству стороны, так и по собственной инициативе назначить экспертизу (ст. 82 АПК РФ).

Полученные в ходе проверки заявления доказательства оцениваются судом наряду с имеющимися в материалах дела.

Возмещение расходов

В соответствии с ч. 3 ст. 109 АПК РФ при вызове свидетеля или назначении экспертизы по инициативе суда соответствующие расходы производятся за счет средств федерального бюджета. Вопрос о возмещении таких расходов за счет стороны нормами АПК РФ не урегулирован.

ВАС РФ в Определении от 04.04.2007 N 3395/07 признал допустимым возложение обязанности по оплате экспертизы в составе судебных расходов на проигравшую сторону в порядке ст. 110 АПК РФ, что позволяет судам использовать данную позицию в правоприменительной практике.

Читайте так же:  Соблюдаем тонкости увольнения за прогул

Методы определения фальсификации документов

Для определения грамотной фальсификации приходится, как правило, прибегать к криминалистической экспертизе. Эталоны оттисков для сравнительного изучения получают на листах чистой бумаги до и после чистки печати (штампа) с разной степенью надавливания.

Технико-криминалистической экспертизой могут быть разрешены следующие вопросы: имеет ли признаки фальсификации (подчистки, дописки, дорисовки, травления) бланк данного документа; если бланк фальшивый, то каким способом он изготовлен; не использовались ли для фальсификации бланка какие-либо принадлежности и материалы;

изготовлены ли представленные на исследование бланки документов одним и тем же способом и с помощью одних и тех же приспособлений;

произведена ли фальсификация документа способом, названным в показаниях конкретного лица; заменены ли страницы в исследуемом документе; не заменена ли фотокарточка в конкретном документе; являются ли поддельными оттиски печатей и штампов в данном документе и если да, то каков способ их фальсификации; каким способом (фабричным или кустарным) изготовлены печать и штамп, оттиски которых имеются в документе; нанесены ли оттиски на документе печатью и штампом; имеются ли исправления в документе, представленном на исследование.

При идентификации печатей и штампов на экспертизу направляются экспериментальные оттиски, которые должны различаться по силе и направлению нажима, степени окрашивания, быть изготовлены на мягкой и твердой подложках. Если печать или штамп были изготовлены более двух-трех лет назад, необходимы также оттиски, относящиеся к предполагаемому времени изготовления документа. Обнаруженные печати и штампы следует также направлять на экспертизу, если есть предположение, что ими выполнены оттиски в документах.

При идентификации иных печатных форм на исследование направляется либо сама форма, либо оттиски на белой нелинованной гладкой бумаге, изготовленные аналогично оттискам печатей и штампов.

Основной задачей идентификационного исследования является изучение общих и частных признаков сравниваемых оттисков .

К общим признакам относятся: способ изготовления печатной формы; форма (наружный контур) оттиска (круглая, треугольная, прямоугольная, овальная); содержание оттиска; диаметр внешних и внутренних ободков, длина строк; взаиморасположение текстов, строк, герба. Относительно центра и основания; размер и конфигурация шрифта; расстояние между буквами и словами; форма и направление линии строки; наличие или отсутствие рамок в штрихах.

Частные признаки — это особенности, связанные с изготовлением и применением печати (штампа). К ним относятся: смещение знаков по вертикали и горизонтали относительно других фрагментов оттиска; нарушение радиальности и параллельности отдельных элементов; неравномерные расстояния между знаками, строками, словами; отсутствие некоторых элементов герба, отдельных частей знаков; разрывы рамок, ободков; дефекты отображений деталей герба и отдельных знаков; искривления, изломы, утолщения элементов, изменение формы овалов; особенности микрорельефа печатающей поверхности.

Содержание предмета криминалистической экспертизы имеет важное значение как в практическом, так и в процессуальном аспектах. Оно может быть определено характером вопросов, вытекающих из задач исследования, а также специальными познаниями эксперта в области науки и техники, на основе которых устанавливаются фактические обстоятельства .

Предмет технико-криминалистической экспертизы документов составляют имеющие значение для гражданского, уголовного дела, дела об административном правонарушении, фактические данные (факты, обстоятельства), связанные с исполнением документов и устанавливаемые на основе специальных познаний в области технико-криминалистического исследования документов и в предусмотренном законом порядке.

Криминалистическое исследование документов это раздел криминалистической техники, сложившийся на основе теоретических положений и специальных методов, заимствованных из естественных и технических наук, для установления технической стороны изготовления документов и их частей, отождествления использованных при этом средств и материалов.

Криминалистическое исследование документов является самым распространенным видом криминалистических экспертиз, производимых для правоохранительных органов.

Криминалистическому исследованию подвергаются официальные и неофициальные документы. Первые служат для удостоверения каких-либо юридических фактов и именуются также стандартными. Все остальные относятся к неофициальным, или нестандартным документам.

[2]

Официальные документы изготавливаются в соответствии с установленными образцами, выдаются учреждениями, предприятиями и организациями. Они должны содержать определенные реквизиты, без которых будут недействительными.

Неофициальные (исходящие от частных лиц) документы бывают с известным источником происхождения (имеющие подпись и дату) и анонимные (без подписи или составленные от вымышленного лица). По своему назначению они могут удостоверять какие-либо права или факты; содержать определенные сведения.

В зависимости от вида документа перед экспертом могут ставиться различные задачи. Если следователя интересует автор или исполнитель документа, проводится экспертиза письма (письменной речи и почерка), если же важна техническая сторона изготовления документа, технико-криминалистическое исследование, для проведения которого необходимо представлять не копии, а оригиналы документов .

Технико-криминалистическое исследование призвано: выявить вид примененных при изготовлении документа полиграфических средств;

установить соответствие представленным образцам оттисков печатей и штампов, выявить признаки технической подделки подписей; определить признаки изменения первоначального содержания документа;

Видео (кликните для воспроизведения).

восстановить залитые, зачеркнутые тексты, разорванные, сожженные бланки; определить систему и конкретный экземпляр пишущей машины, на которой отпечатан исследуемый текст .

Источники


  1. Лазарев, В.В. Теория государства и права 5-е изд., испр. и доп. учебник для академического бакалавриата / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Юрайт, 2016. — 521 c.

  2. Скрынник, А. М. Правоведение / А.М. Скрынник. — М.: Мини Тайп, 2013. — 352 c.

  3. Смирнов, В. Н. Адвокатура и адвокатская деятельность / В.Н. Смирнов, А.С. Смыкалин. — М.: Проспект, Уральская государственная юридическая академия, 2015. — 320 c.
  4. Рассел, Джесси Академия юриспруденции — Высшая школа права «Адилет» / Джесси Рассел. — М.: VSD, 2013. — 537 c.
  5. Данилов, Е.П. Жилищные споры: Комментарий законодательства. Адвокатская и судебная практика. Образцы исковых заявлений и жалоб. Справочные материалы / Е.П. Данилов. — М.: Право и Закон, 2016. — 352 c.
  6. Омельченко, О. История политических и правовых учений. История учений о государстве и праве; М.: Эксмо, 2011. — 576 c.
Проверка доказательств на предмет фальсификации
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here